Эректрофон
НАЧАЛО

НОВОСТИ

СПЛЕТНИ

ОБЗОРЫ

МР3

О ПРОЕКТЕ

ОБЩЕНИЕ BBS

   ПОИСК
Эректрофон
по всему Gay.Ru
по web-каталогу




ИСПОЛНИТЕЛИ
  • МУМИЙ ТРОЛЛЬ
  • ZЕМФИРА
  • MARC ALMOND
  • THE BEATLES
  • D. BOWIE
  • BOYZONE
  • EMINEM
  • ERASURE
  • M. JACKSON
  • ELTON JOHN
  • BOY GEORGE
  • GORILLAZ
  • REED LOU
  • MADONNA
  • M. MANSON
  • M. ST. PREACHERS
  • F. MERCURY
  • G. MICHAEL
  • NIRVANA
  • SINEAD O'CONNOR
  • PET SHOP BOYS
  • PLACEBO
  • IGGY POP
  • PRINCE
  • QUEEN
  • ROLLING STONES
  • SCISSOR SISTERS
  • J. SOMERVILLE
  • R. STEWART
  • SUEDE
  • ROBBIE WILLIAMS


    ЖУРНАЛИСТЫ
  • АК ТРОИЦКИЙ
  • Сева НОВГОРОДЦЕВ
  • Дмитрий ДИБРОВ
  • Алесандра ЛОПАТА
  • New Musical Exp.
  • Звуковая Дорожка




    Яндекс цитирования






  • НАЧАЛО : MARC ALMOND : СТАТЬИ

    МАРК АЛМОНД

    Марк Алмонд. Сердце на гей-снегу в России


    О загадочной русской душе.

    Марк Элмонд отвечает на вопросы обстоятельно - видно, что русская аудитория ему интересна. И что он хочет исчерпать всякий ее интерес наиболее полным образом. Элмондовский „русский проект" - уникальная вещь: это не просто „матушка-Раша" глазами иностранца, это вполне авторское видение мира, с массой не народных песен, что было бы логичным выбором для всякого, кто решит поживиться нашей страной. Вот, например, сочинения весьма недавние, хотя и не писавшиеся специально под элмондовский альбом - пера Пенкина, Николая Носкова или БГ. Элмонда занимает Россия - возможно, как никого более из иностранцев, если они, конечно, не профессора русской литературы. Поэтому Марк и на словах так открыт и вдумчив: ему важно, чтобы его поняли тоже. Как он понял нас.

    - По слухам, после вашего визита в Россию в 1993 году вы пообещали никогда больше сюда не возвращаться. Тем не менее, вы здесь. Что-то изменилось?

    - Разумеется. Россия изменилась значительно. Когда я говорил, что не вернусь, я был в конце долгого и утомительного турне. Россия была накануне радикальных превращений, будущее было неопределенным, еда и товары первой необходимости отсутствовали, и мне было слишком тяжело видеть это. Мои слова не относятся к русским людям, которые, несмотря на трудности, пришли посмотреть на меня и поразили этой приема, которой я никогда не видел на Западе. Россия изменила меня, мой взгляд на собственную жизнь.

    - Правда ли, что вы приобрели недвижимость здесь? Если так, то как насчет гражданства?

    - Не уверен, что „приобрел" будет тут уместным словом, но у меня есть небольшая квартира, которую я предпочитаю отелям. Я не отказался бы от гражданства, но не знаю, с чего начать - может, кто-то даст мне совет?

    - Для многих поклонников „Элмонд" означает „Soft Cell". После альбома-реюниона и тура вы вернулись к сольной деятельности. Не боитесь, что многие „консерваторы" будут разочарованы?

    - Под „консерваторами" вы понимаете упертых поклонников Soft Cell?.. Для них мы записали целый альбом и съездили в тур - я полагаю, что это должно было их удовлетворить. Мои сольные работы всегда отличались от работ "Soft Cell", они были более разнообразны и экспериментальны. Я думаю, большинство поклонников с удовлетворением воспримут их и поймут, насколько для меня как артиста важно пытаться делать что-то новое.

    - Если я правильно помню, вы говорили о русском проекте с 1998 года. Почему у вас заняло столько времени исполне-ние замысла?

    - По множеству причин. Во-первых, у меня много других обязательств, ограничивающих время, в которое я мог бы работать над данным проектом. Во-вторых, альбом растянулся на годы, потому что в него включалось все количеству нужных исполнителей требовалось найти время, чтобы принять в нем участие. И, разумеет-ся, повинны знаменитая русская бюрократия и то, как вы работаете - медленно, постоянно отлучаясь на бесконечные чашки чая. Время тянется куда дольше в России и не определяет ритм жизни.

    - Какие моменты в процессе работы над „Heart On Snow" дороги вам больше всего?

    - О, тут слишком многое придется вспоминать. Время, проведенное в квартире у Аллы Баяновой, первая встреча с Людмилой Зыкиной, съемки видео вместе с моряками из военной академии Санкт-Петербур-га, чай с Борисом Гребенщиковым в его квартире.

    - На вашем альбоме много дуэтов. Какие для вас наиболее ценны?

    - Я люблю их все, и я был поль-щен, что такое количество талант-ливых людей согласилось принять' участие в моем проекте. Сергей Пенкин и Илья Лагутенко оба внесли исключительный вклад, хотя это казалось невозможным - чтобы они оба пели на одном альбоме.

    - Вы пели на русском языке в нескольких песнях. Вы учили язык?

    - Я пытался выучить как можно больше песен на русском, и русские уверяли меня, что у меня получалось хорошо, хотя, конечно, не мне судить. Продюсер Андрей Самсонов пояснял мне значения слов по мере необходимости, и я благодарен ему за его терпение.

    - Как вы отбирали песни на „Heart On Snow"? Многие из них кажутся не таким очевидным выбором, как, скажем, русские народные песни.

    - Я обязан выбором песен Мише Кучеренко более, чем кому бы то ни было - хотя отбирал их я, он принес мне большую коллекцию записей на прослушивание, и вместе мы сузили количество треков до приемлемого размера. Я выбрал „Сердце на снегу", потому что для меня, человека западного, это квинтэссенция того, что я понимаю под "русским". Даже название рождает в голове странные и прекрасные образы - кровь и снег: доволь-но абстрактно и визуально восхитительно.

    - У вас есть два французских альбома („Jacque" и „Absinthe"), есть русский. Что дальше?

    - Кто знает? Я часто люблю просто работать с артистами и смотреть, к чему это приведет. Я редко что-то планирую, я предпочитаю, чтобы вещи шли своим чередом. Сейчас я работаю с нескольким авторами и продюсерами - поглядим, что из этого выйдет.

    - Некоторые артисты и авторы, с которыми вы работали, в России являют-ся чем-то вроде гей-икон - не следует ли считать ваш альбом неким гей-проектом?

    - Думаю, что я рассматривал „Heart On Snow" как эхо гей-борьбы в России, так что я выбрал несколько песен, написанных сочинителями-геями прошлого столе-тия, чьи страдания и борьба не должны быть забыты. Могли ли гей-иконы, прини-мавшие участие в моем проекте, ощущать присутствие этой темы - я не знаю, но для меня это дань уважения тем людям, которые боролись за право быть услы-шанными и социально адаптированными и пострадали. Сознательно, впрочем, я не рассматривал эту тему и уж тем более не делал ее единственной на альбоме, но, возможно, меня бессознательно притянуло к некоторым песням, когда я узнал их слова.

    - После короткого акустического периода начала 90-х вы обратились к более электронно ориентированному звуку. И все же множество поклонников считает, что вы были лучше в этаком „приземленном" варианте. Есть у вас планы вер-нуться к такому звуку?

    - В ближайшем будущем - нет, хотя акустический набор инструментов нравится мне тем, что ставит жесткие рамки для исполнителя.

    - Путешествуя по всему миру, аудиторию какой страны вы предпочитаете другим?

    - Было бы глупо не ответить - „русскую", но, честно, она и в самом деле восхити-тельна - может быть, из-за водки.

    - Было бы логичным сыграть песни с „Heart On Snow" в их родной стране - не планируете тур у нас?

    - Сейчас мы стараемся утрясти вопросы с концертами в Москве и Санкт-Петербурге в конце этого года - пока еще ничего не известно. Надеюсь, все получится.

    - Получаете ли вы письма от поклонников из России?

    - Да. Русские любят писать длинные письма, что мне кажется замечательным. Я получаю электронную почту со всей России, во многих посланиях - просто эмоции по поводу моей музыки, в иных - просьба помочь советом, хотя я не лучший совет-чик.

    - Для юной аудитории вы ассоциируетесь с 80-ми. Нет никакого желания „омолодить"звук?

    - Не сейчас. Прошлогодний альбом Soft Cell и нынешний мой - все, что пока есть.

    - Как вы ладите с Дэйвом Боллом? Будут ли еще альбомы Soft Cell?

    - Дэйв и я в отличных отношениях. Недавняя работа с ним была освежающей. Пока нет планов на новую пластинку, но я всегда держу дверь открытой. Так что кто знает?

    - Сейчас, в политически озабоченном поп-мире в моде социальные открове-ния (достаточно вспомнить U2). Почему вы стараетесь держаться от всего этого подальше?

    - Под „социальными откровениями" вы понимаете политическую активность, мировые проблемы, все такое, да? Я всегда держу свои мысли при себе. Я певец и автор песен, я не политик. То, что делает Боно, великолепно, и если бы я был столь же знаменит, как он, я возможно, тоже больше интересовался бы „большими проблема-ми". Но я не в том положении, чтобы командовать чем-то или требовать чего-то. Такова реальность.

    - В вашей автобиографии вы описали много мрачных деталей, касающихся вашего прошлого. А что заставляет вас двигаться в будущее?

    - Работа. Взгляд на "свою жизнь и осознание того, насколько я удачлив сейчас и всегда был удачлив. Поездка в Москву освежила меня тоже - я обожаю это место, его безумие, его людей.

    - Марк Элмонд - артист влиятельный. А кто оказал на него наибольшее

    - Множество исполнителей, особенно из 70-х, в частности Дэвид Боуи и Марк Болан.

    Владислав Крылов
    Play
    № 11, 2003


    ОБ АРТИСТЕ
    Введение
    Биография
    Альбомы
    Статьи
    Галерея

    © 2000 Виталий Лазаренко
    При поддержке www.gay.ru

    404 Not Found

    Not Found

    The requested URL /cgi-bin/php/neolinks.phpl was not found on this server.


    Apache/1.3.39 Server at erectrofon.gay.ru Port 80